Тайный язык у заволжских ремесленников?

Тайный язык у заволжских ремесленников?

Когда-то люди придумали язык, чтобы выражать свои мысли. Скоро оказалось, что этого мало, и появились тайные языки, или криптолекты.

Цель криптолектов — скрыть смысл сказанного от чужаков. Преступники используют их, чтобы их не понимали полицейские, подростки — чтобы обсуждать что-то на глазах у взрослых, жрецы — чтобы делать таинства ещё более таинственными. Строго говоря, криптолекты — совсем не языки, а скорее особые системы лексики, словообразования и правописания, которые надстраиваются на «настоящие» языки, изменяя их до неузнаваемости.

В России криптолектами пользовались разные социальные группы: заволжские валяльщики, ремесленники-шерстобиты (они говорили на «жгонском» языке); Даль описывал язык петербургских мошенников под красивым названием «музыка» и утверждал, что именно в нём впервые появилось слово «бабки» в понятном и сегодня значении.

Самым известным из тайных языков стал «суздальский» язык коробейников, бродячих торговцев. Под таким названием он вошёл в «Сравнительный словарь всех языков и наречий» Петера Палласа, но нам больше известно другое имя: феня или офенское наречие.

Откуда появились на Руси офени, никто точно не знает. По одной из версий, это были понтийские греки, которые массово переселялись в Россию в XV веке. Возможно, оттуда в фене появились заимствования из новогреческого. Ещё больше слов феня одалживала из фино-угорских языков; часто офени заменяли одни русские слова другими, коверкали их или попросту выдумывали.

А вот грамматика в фене почти русская. Даже не зная, что «Мас скудается — устрекую шуры не прикосали бы и не отюхтили шивару» значит «Боюсь, как бы нас дорóгой не прибили воры и не отняли товар», можно понять, что шуров надо опасаться, а если они тебя прикосают, будет нехорошо.

Share on vk
VK
Share on facebook
Facebook